РЕЙТОИЛ. КОРРЕКЦИЯ ВЕГЕТАТИВНЫХ НАРУШЕНИЙ

В.В. Бережной, В.В. Корнева

Омега3 полиненасыщенные жирные кислоты — важнейший вектор в сохранении здоровья детей и в коррекции вегетативных нарушений

Национальная медицинская академия последипломного образования им. П.Л. Шупика, г. Киев, Украина

SOVREMENNAYA PEDIATRIYA.2016.6(78):99102; doi 10.15574/SP.2016.78.99

Представленный научный обзор отечественной и зарубежной медицинской литературы посвящен анализу роли омега 3 полиненасыщенных жирных кислот (ПНЖК) — важнейшего эссенциального фактора питания клеточной мембраны. Проанализированы лечебные эффекты омега3 ПНЖК. Особое значение имеют омега3 у детей, в первую очередь для правильного формирования, а также нормального функционирования мозга и нервной системы, как внутриутробно, так и с первых дней жизни ребенка; в периоды интенсивного роста и нагрузок, связанных с обучением. Широкий спектр лечебных эффектов, почти универсальность препаратов омега3 ПНЖК объясняют его эффективность при различных заболеваниях, а также при «фоновых» состояниях. Поэтому применение препаратов группы омега3 ПНЖК в комплексной терапии вегетативных синдромов, вегетативной дисфункции у детей является важным корректором нарушений цереброинтестинальных, цероброкардиальных и других взаимодействий. Перспективным в этом направлении является препарат «Рейтоил», который можно назначать с трехлетнего возраста — 2–3 базовых курса на протяжении года, особенно в периоды адаптиционных нагрузок ребенка.

Ключевые слова: дети, омега3 полиненасыщенные жирные кислоты, вегетативные синдромы, Рейтоил.

Как показывают результаты многочисленных исследований, полиненасыщенные жирные кисло ты (ПНЖК), а именно омега3, являются важным эссен циальным фактором питания клеточной мембраны. Осо бенно чутко реагируют на дефицит ПНЖК мембраны клеток головного мозга, зрительного анализатора, сосуди стой системы [1,17,34].

Жирные кислоты, являясь основным компонентом всех видов липидов, различаются по длине углеродной цепи (короткоцепочечные, среднецепочечные, длинноце почечные). Жирные кислоты по наличию двойных связей делятся на: насыщенные (миристиновая, пальмитиновая, стеариновая и др.); ПНЖК (три, тетра, пента и гексае новые и др.). В зависимости от расположения первой двойной связи у 3, 6, 7 или 9го атома углерода относи тельно метильного конца молекулы, ПНЖК делятся на семейства ω3 (омега3), ω6 (омега6), ω7 (омега7) и ω9 (омега9). Именно местоположение первой с конца двойной связи дало название этим веществам.

В продуктах питания содержится четыре вида актив ного действующего вещества омега3 жирных кислот: в растениях, в основном, содержатся альфалиноленовая (АЛК); в рыбе, креветках и моллюсках есть эйкозапентае новая кислота (ЭПК (EPA)) и докозагексаеновая кислота (ДГК (DHA)); в тканях морских млекопитающих есть докозапентаеновая кислота (ДПК). Омега6 ПНЖК представлена арахидоновой, линолевой жирными кисло тами [2].

С целью более точного представления о механизме действия омега3 ПНЖК на организм человека целесооб разно вспомнить некоторые факты и результаты совре менных исследований жирных кислот.

Незаменимые (эссенциальные) омега6 и омега3 ПНЖК почти не синтезируются в организме человека, а попадают с продуктами питания. Традиционно рацион жителей отдельных регионов существенно отличается по уровню потребления омега3 ПНЖК. Наиболее сбалан сированным считается рацион жителей Японии, Среди земноморья. В Украине наблюдается существенный дефи цит омега3 ПНЖК за счет преимущественного потребле ния насыщенных жирных кислот (животные жиры, мар гарин) и омега6 ПНЖК (растительные масла, фосфоли пиды животных). Последние частично поступают с про дуктами питания, а частично синтезируются организмом, обеспечивая их постоянное присутствие у человека, то есть дефицита омега6 ПНЖК в организме человека не наблюдается. Для нормальной жизнедеятельности человека омега3 ПНЖК должны поступать не только в достаточном количестве, но и в сбалансированном соот ношении с омега6 ПНЖК. Идеальное соотношение оме га6:омега 3 составляет 4:1 [14,17,21,37]. 

Синтез ряда насыщенных жирных кислот происходит в клетках печени, стенки кишечника, легочной и жировой ткани, в тканях мозга, почек, лактирующей молочной железе путем последовательного удлинения углеродной цепи, а затем, под действием ферментовдесатураз, может идти образование моноеновых жирных кислот (например, мононенасыщенной кислоты — олеиновой 18:1 семейства омега9). Однако организм человека не способен синте зировать ряд важнейших ПНЖК — линолевую

(18:2 семейства омега6) и альфалиноленовую (18:3 семейства омега3) кислоты, которые являются, вследствие этого, незаменимыми для человека и должны поступать с пищей [2,17,21,24].

Как видно из таблицы, семейство омега6 представле но преимущественно различными растительными масла ми, тогда как ПНЖК омега3 в больших количествах встречаются в рыбе, морепродуктах, яичном желтке и в льняном масле [7]. Льняное масло содержит высокое количество омега3, а также омега6. В начале изучения роли ПНЖК были сообщения о большой пользе льняного масла для организма человека. К сожалению, авторы этих исследований не учли одну особенности ПНЖК, которые входят в льняное масло. У этих ПНЖК есть один существенный недостаток — они чрезвычайно подверже ны окислению. Окисленные жирные кислоты обладают почти полностью противоположным действием по срав нению с омега3: повышают риск атеросклероза, тромбо зов, гипертонии и т.д. Такое масло принесет организму гораздо больше вреда, чем пользы [7]. 

 

Таблица

Содержание омега3 и омега6 ПНЖК в продуктах питания (И.Я. Конь 2006)

Продукты

w6

w6

Льняное масло

14

58

Соевое масло

50

7

Подсолнечное масло

65

0

Кукурузное масло

59

0

Оливковое масло

8

0

Макрель (г/100 г продукта)

1,0

2,6

Тунец (г/100 г продукта)

~1,0

1,5

Яичный желток (г/100 г продукта)

~0,1

0,05

 

Также источником омега3 жиров являются морепро дукты. В них омега3 жиры содержатся в виде эйкозапен таеновой (ЭПК) и докозагексаеновой кислоты (ДГК), которые обладают уникальным позитивным спектром воздействия на человека. На эти кислоты ученые обра тили внимание в семидесятые годы ХХ века, когда анали зировали поразительно низкую частоту ишемических заболеваний сердца у гренландских эскимосов, которая коррелировала с низкими значениями всех атерогенных компонентов в сыворотке крови (холестерином, липопро теидами низкой плотности, триглицеридами). Параллель но проводились исследования о возможной генетической особенности населения Гренландии, но затем убедились, что, переехав на «большую землю», гренландцы стали болеть так же, как и все остальные. Ряд исследователей предположили, что расхождение между высоким содержанием животных жиров при очень малом содержа нии растительной пищи в ежедневном рационе жителей Гренландии и низким уровнем заболеваемости может быть связано со значительным потреблением морской жирной холодноводной рыбы (лосось, тунец, скумбрия) и мяса морских млекопитающих (тюленей, китов)

[10,25,29,30,32].

Дальнейшие исследования в этом направлении обнару жили, что у гренландских эскимосов регистрируется также низкий уровень: онкологических, аутоиммунных заболева ний, бронхиальной астмы, ревматоидного артрита, сахар ного диабета I типа, рассеянного склероза и др. [26,27].   

Harris W.S. с коллегами [33] изучили 25 метаанализов результатов исследований, в которых оценивали зави симость уровня ПНЖК и степень риска коронарных событий. Исследователи доказали, что количество боль ших коронарных событий обратно коррелирует с уровнем содержания ЭПК и даже больше — с уровнем ДГК в тка нях [24,27,29,33,37]. Этот эффект группа исследователей объяснили антиатерогенной ролью омега3 ПНЖК. Этими ПНЖК богат планктон, которым питается рыба, а рыба является кормом морских животных — главного продукта питания эскимосов. Экспериментальные и клинические исследования показали, что у эскимосов наблюдается более высокий уровень омега3 и сни женный уровень омега6 ПНЖК, чем у представителей других популяций. Необходимо добавить, что разница в соотношении этих кислот у жителей Гренландии явля ется не только следствием диеты, но и, не исключено, генетически обусловлена [12,14,33].

Каков механизм влияния ПНЖК на сердечносо судистую систему? Полиненасыщенные жирные кислоты участвуют в формировании фосфолипидных клеточных мембран и синтезе эйкозаноидов (биологически активных веществ — тканевых гормонов): простациклинов, лейкотриенов, тромбоксана, простагландинов, которым принадлежит ключевая роль в регуляции воспалительных процессов, иммуногенезе, клеточном делении и т.д. Имен но метаболиты определяют физиологические эффекты ПНЖК в организме человека. Поступая в достаточном количестве, омега3 замещает омега6 ПНЖК в мем бранных фосфолипидах и многочисленных метаболиче ских реакциях [10,19,20,32].

Омега6 и омега3 и ПНЖК имеют противоположные свойства. Так, в результате включения омега3 ПНЖК в продукцию эйкозаноидов вместо провоспалительных простагландинов Е2 производится простагландин Е3, который характеризуется противовоспалительным дей ствием. Различные функциональные свойства были обна ружены у простациклинов (ПЦ) и тромбоксанов (ТК), которые синтезируются из этих ПНЖК. Так, ПЦ и ТК, субстратом которых является омега3, имеют вазодиля тирующий и антиагрегационный эффекты, в противовес метаболитам омега6 ПНЖК, которые характеризуются способностью вызывать вазоконстрикцию и активируют агрегацию тромбоцитов [25,27,31].

Лейкотриены (ЛТ), субстратом которых являются омега6 ПНЖК, имеют значительный провоспалительных эффект, вызывают миграцию лейкоцитов в очаг воспале ния и адгезию нейтрофилов, моноцитов и макрофагов, дегрануляцию нейтрофилов, повышают проницаемость сосудов. В то же время ЛТ из омега3 ПНЖК характеризу ются противовоспалительным действием [12,21].

Многочисленные исследования говорят, что пра вильное (т.е. здоровое) соотношение омега3 к омега6 примерно один к пяти (от 1/4 до 1/10). Современный же образ жизни и рацион питания изменил расстановку сил в пользу омега6 как 1 к 20. Мы стали меньше есть рыбо продуктов и зелени, ну а о физической активности говорить и не будем. Преимущественно источником Омега6 является подсолнечное масло, с учетом его рас пространения такой перевес легко объясним [12,14,33].

Биологические эффекты омега3 ПНЖК не исчерпы ваются только описанными механизмами. Их достаточное поступление в организм сопровождается снижением син теза мононуклеарными клетками провоспалительных и иммунорегуляторных цитокинов, в частности фактора некроза опухолейα, интерлейкина 1 и 6. Чрезмерное количество этих цитокинов ассоциируется со многими заболеваниями, особенно аллергической направленности.

Встраивание омега3 ПНЖК в фосфолипиды клеточ ных мембран приводит к изменению физиологических и биофизических свойств последних, что обуславливает ряд эффектов: снижение вязкости и проницаемости кле точных мембран, изменение активности рецепторов транспортных и сигнальных систем и, как следствие, изменение функциональноструктурных свойств ионных каналов. Этими эффектами можно, в определенной мере, объяснить гиполипидемическое эффект омега3 ПНЖК — это и подавлением синтеза триглицеридов (ТГ) и апо липопротеина, снижение уровня холестерола, липопро теидов очень низкой плотности (ХС ЛПОНП), в итоге это приводит к увеличению экскреции желчи, улучшению функциональной активности гепатоцитов и другим эффектам [21,24,33].

Для педиатров очень актуальны эти векторы влияния омега3 ПНЖК, так как в последние годы отмечено значи тельное омоложение развития атеросклероза, сахарного диабета, а случаи не только инфарктов миокарда, но и ишемических и героррагических инсультов у детей и подростков давно перестали быть казуистикой [6,15].

Омега3 ПНЖК существенно снижают вероятность аллергической реакции, поскольку образуют важные био регуляторы эйкозаноиды линии Е3, которые влияют на иммунный статус и аллергические состояния [5,10,26]. Имеются данные о влиянии Омега3 на сохранение и даже восстановление телемер в молекулах ДНК клеток организма и, как следствие, повышения продолжительно сти жизни [33].

Итак, лечебные эффекты омега3 ПНЖК можно сгруппировать следующим образом: гиполипидемиче ское, антиатерогенное действие (подавление синтеза ТГ, ХС ЛПНП в гепатоцитах, ускорения их выведения и уве личение экскреции желчи) в сочетании с анти агрегационными (гипокоагуляционными) свойствами; противовоспалительное, вазодилатирующее действие (снижение синтеза медиаторов воспаления, уменьшение адгезии лейкоцитов к эндотелиальной стенки). Очень важны нейропротекторные, антиаритмические, антиде прессивные свойства омега3 ПНЖК.

Особенно велика роль омега3 для детей. Омега3ПНЖК необходимы для правильного формирования, а также нормального функционирования мозга и нервной систе мы, как внутриутробно, так и с первых дней жизни ребен ка. Биологическую важность омега3 для развития и роста, как плода, так и новорожденного, доказывает тот факт, что омега3 активно транспортируется от матери к плоду через плаценту, а также присутствует в грудном молоке. Природа позаботилась об этом: новорожденные получают эти вещества с грудным молоком. Считается доказанным, что у детей, находящихся на грудном вскар мливании, коэффициент интеллектуального развития (IQ) выше, чем у их сверстников, получавших искус ственные смеси, даже обогащенные омега3 кислотами. При невозможности грудного вскармливания младенцев актуальным является использование адаптированных смесей, обогащенных омега3 ПНЖК, а также продуктов питания, диетических добавок, которые содержат ДГК. Такие подходы способствуют улучшению когнитивных функций у детей как раннего возраста, так и в дальнейших возрастных периодах [6,17,23,27].

Крайне интересен механизм воздействия ДГК на выживание нейронов, который, по мнению многих уче ных, зависит от уровня нейротрофических факторов. Дей ствительно, уменьшение уровней ДГК в головном мозге плода и новорожденных коррелирует с падением экспрес сии мозгового нейротрофического фактора (BDNF). В эксперименте продемонстрировано, что при оптималь ном поступлении омега3 ПНЖК в гиппокампе увеличи вается уровень мозгового нейротрофического фактора (BDNF), что значительно повышает стрессоустойчивость, сохранение навыков у экспериментальных животных [6,35].

Следует еще раз подчеркнуть, что наш мозг и зритель ные анализаторы состоят почти на 3% из омега3. Особен но важно оптимальное содержание омега3ПНЖК для детей в периоды интенсивного роста и нагрузок, связан ных с обучением. Омега3ПНЖК имеют большое значе ние для улучшения адаптации детей к новым социальным условиям. Дефицит длинноцепочечных омега3 может быть причиной гиперактивности и связанной с ней низкой обучаемости [35].

Следует отметить, что в мире не существует единых рекомендаций относительно необходимости омега3, как с целью профилактики, так и для лечения, в первую оче редь сердечнососудистых заболеваний. Профилактиче ская доза омега3, согласно Европейской ассоциации пищевой безопасности, составляет от 250 мг до 2000 мг (для скандинавских стран) Лечебная доза омега3 коле блется от 1 до 10г в сутки [7,23,26].

Существует две основные формы дефицита омега3 ПНЖК: тотальный (общий) дефицит и недостаток отдельного активного действующего вещества — ДГК. В силу исторических причин наша пища сегодня очень бедна омега3 жирными кислотами, поэтому с их нехват кой не помогут справиться никакие диетологические ухищрения. Следует обратить внимание на искусственное выращивание рыбы, начавшееся в ХХ веке. Эта рыба пита ется комбикормом, а не водорослями. Как результат — в искусственно выращенной рыбе омега3 жирных кислот не больше, чем, например, в гамбургере. Чтобы обеспечить физиологическую потребность в омега3ПНЖК, ребенок семи лет должен съедать за день примерно 400 граммом овощей и фруктов, а морскую рыбу дети должны употре блять не менее трех раз в неделю [7,23].

Дефицит ДГК — чаще всего встречающаяся форма недостатка омега3 ПНЖК в организме человека. Недостаток ДГК повышает риск развития: атеросклероза, инфарктов, инсультов, аллергий, депрессий, хронических воспалительных процессов суставов и внутренних орга нов, старения кожи, гиперактивности и связанной с ней низкой обучаемости у детей, поздних токсикозов беременности и невынашивания.

Тотальный дефицит омега3 ПНЖК характерен для взрослых и детей, страдающих атопическим дерматитом. Причиной является дефект фермента, отвечающего за усвоение омега3 ПНЖК из растительной пищи, то есть за превращение АЛК (альфалиноленовой кислоты) в ЭПК. Следует напомнить, что АЛК (напоминаем, в основном содержатся в растениях) сама по себе не используется в организме человека, но из неё наш орга низм может синтезировать ЭПК [2].

Группы пациентов, которые наиболее уязвимы по дефициту омега3 ПНЖК:

— дети, особенно в адаптационнонагрузочные периоды (недоношенные, дети первых лет жизни, подростко вый возраст, начало и конец учебного года и др.);

— беременные; 

— пациенты с сердечнососудистыми заболеваниями (в первую очередь при повышенном уровне холесте рина в крови, артериальной гипертензии);

— пациенты, страдающие сахарным диабетом, гипоти реозом, излишней массой тела, с метаболическим синдромом;

— пациенты с офтальмологическими проблемами, особенно дети;

— пациенты с железодефицитными состояниями, ане миями другого генеза;

— пациенты, страдающие ревматоидным артритом, аутоиммунными заболеваниями, бронхиальной аст мой, атопическим дерматитом;

— при онкологической патологии;

— больные с гастроэнтерологической патологией (язвенной болезнью желудка и двенадцатиперстной кишки, язвенным колитом, болезнью Крона и др.);

— при «проблемной коже» (угри, себорейный дерма тит, экзема, псориаз и др.);

— при функциональных расстройствах центральной нервной системы, вегетативных синдромах, вегета тивной дисфункции;

— при синдроме дефицита внимания с гиперактивно стью и при других состояниях.

Немаловажным вопросом для каждого препарата, в том числе и диетической добавки, способствующей нор мализации липидного обмена, является его безопасность и побочные эффекты. К возможным побочным эффектам препаратов омега3 ПНЖК можно отнести тошноту, отрыжку «рыбой». Однако эти свойства не присущи кап сулированным формам выпуска омега3 ПНЖК.

В литературе описаны риски увеличения времени кро вотечения, которые наблюдаются только при очень высоких дозах омега3 ПНЖК, намного выше рекомендованных. Однако исследователь W. Harris, анализируя многие рабо ты, не обнаружил увеличения числа кровотечений на фоне приема омега3 ПНЖК в дозах до 6 г/день даже на фоне приема антитромбоцитарных средств или варфарина [6,27].

Другой важный аспект безопасности связан не столь ко с самими омега3 ПНЖК, сколько с содержащими их продуктами. Вследствие загрязнения окружающей среды в продуктах из морских рыб может быть повышено содер жание ядовитых веществ, включая соединения ртути. Поэтому FDA не рекомендовала беременным или кормя щим женщинам использовать в пищу мясо определенных рыб, включая королевскую мокрель, рыбумеч, акулу и т.д.  Однако результаты эпидемиологического исследова ния с участием около 12 000 беременных показали, что психическое и поведенческое развитие детей, рожденных женщинами, употреблявшими много морской рыбы, про исходило быстрее, чем у их сверстников, матери которых употребляли в пищу мало рыбы [27].

Большой метаанализ результатов исследований Mozaf farian показал очень хорошее соотношение риска/пользы, связанное с употреблением рыбы — 1:400 [31]. Еще один важный момент: наиболее распространенные виды рыб с высоким содержанием омега3 ПНЖК (лосось, сардина, форель, сельдь, устрицы и т.д.), если и содержат ртуть, то в очень малых количествах. Что касается пищевых добавок с омега3 ПНЖК, то они практически не содержат ртуть, поскольку ее соединения водорастворимы, соединяются с белками в мышцах и в жир не попадают [27,33].

Как показывают результаты многих исследований, в последнее десятилетие возрастает группа пациентов, которые нуждаются в длительной терапии препаратами омега3 ПНЖК. В педиатрической практике — это дети всех возрастных групп с вегетативными синдромами. Веге тативные синдромы (ВС) у детей часто являются фоновым состоянием при многих заболеваниях. Однако могут пред ставлять и самостоятельное нозологическое состояние, которое известно как вегетативная дисфункция. Вегетатив ная дисфункция (ВД) является одной из актуальных про блем педиатрии. По распространенности в детском возра сте ВД уступает только ОРВИ и все больше приобретает черты медикосоциальной проблемы [15,17].

Прогрессирующий рост ВС у детей в первую очередь связан с частотой церебральной патологии, наличием хро нических очагов инфекции, возрастающими школьными нагрузками, ухудшением социальнобытовых условий жизни. Немаловажное значение в распространенность ВД имеют нарушение витаминного и минерального баланса у детей [5,8,13,15].

Современной особенностью течения ВД у детей явля ется риск ее дальнейшей трансформации у трети пациен тов в разнообразные заболевания. Вегетативная дисфунк ция, несмотря на проводимое лечение, с возрастом может манифестировать в гипертоническую болезнь, язвенную болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки и другую патологию. Поэтому проблемы вегетовисцеральной дисфункции все более актуальны в различных педиатри ческих группах. А в современной терминологии все чаще звучит термин «нарушения цереброинтестинальных взаимодействий», и, как следствие, возрастает риск воз никновения на этом фоне различной патологии [11].

Актуальность термина «нарушения цереброинтести нальных взаимодействий» была озвучена на Американ ской гастроэнтерологической неделе в СанДиего 22 мая 2016 г., где были приняты Римские критерии IV. В основ ном документе этого международного форума нашли отражение результаты всех значимых исследований последних 10 лет в области гастроэнтерологии. Ключе вым изменениям подвергнуты следующие положения. Так, из определений удалено слово «функциональные», что отражает изменение философского подхода к подоб ным нарушениям. Вместо термина «функциональные нарушения» предложено использовать термин «наруше ния цереброинтестинального взаимодействия». Этот термин неудобен с точки зрения произношения, но в большей степени отражает смысл функциональных нарушений [11,22,28].

На сегодняшний день гастроинтестинальные функ циональные нарушения рассматриваются как нарушения взаимодействий между кишечником и головным мозгом. Эта группа заболеваний классифицирована по желудоч нокишечным симптомам, при которых наблюдается: нарушение моторики, висцеральная гиперчувствитель ность, изменение слизистой оболочки или/и кишечной микробиоты [22,28].  

Все это мотивирует интернистов, в первую очередь педиатров, к поиску современных векторов лечения вегета тивных синдромов у детей, расценивая эти состояния как предикторы многих заболеваний во взрослом возрасте. 

Для медикаментозной коррекции всех вариантов ВД очень важно воздействие на церебральное звено, кото рое является ведущим патогенетическим звеном этих состояний. Многолетний опыт отечественных интер нистов свидетельствует, что препараты нейропротектор ного действия позволяют оптимизировать комплексную терапию ВС [13,15,17].

К препаратам, обладающим высоким нейропротек торным эффектом, как указывалось выше, относятся эйкозапентаеновая и докозагексаеновая омега3 ПНЖК кислоты. Еще раз хотелось бы напомнить, что эти кисло ты практически не синтезируются в организме человека и должны поступать извне. На их дефицит в первую оче редь реагируют структуры, в составе которых много липидных соединений. Так как омега3 ПНЖК входят в липидный слой мембраны нейрона, то малейший их дефицит будет вызывать те или иные изменения. Эти изменения на определенном этапе проявляются вегетативными синдромами, затем — и вегетативной дисфункцией, а при дальнейшем дефиците могут приве сти и к более грозными проблемами.

Омега3 ПНЖК играют важнейшую роль в нейрогене зе, нейротрансмиссии, нейропротекции, защите от кислотнометаболического стресса нейронов. Суще ствуют научно доказанные факты, подтверждающие, что ЭПК и ДГК являются физиологически необходимыми нейронам. Высокая концентрация ДГК в сером веществе головного мозга (около 3% от сухого веса) и в наружных сегментах палочек фоторецепторных клеток в сетчатке указывает, что ДГК является жизненно необходимой для функций мозга и глаз. Проведенные научные исследо вания доказали, что омега3 требуется для нормального функционирования мозга, поскольку быстро обеспечи вает приток энергии, необходимой для передачи импуль сов, передающих сигнал от клетки к клетке [17,27,35].

При дефиците ЭПК и ДГК в сочетании с железодефи цитом (как один из наиболее часто сочетаемых вариантов дефицита) у детей возникают метаболические, нейроме диаторные нарушения (например, в гиппокампе, коре головного мозга и полосатом теле); нарушается миелини зация нейронов и функция нейтротрансмиттеров

(т.е. дофамина и норадреналина) [8].

Одним из ведущих позитивных векторов влияния омега3ПНЖК, как указывалось выше, является значи тельное улучшение проведения нервных импульсов. Это, в первую очередь, обусловлено рядом механизмов: потен цирование периферической вазодилатации, уменьшение вязкости цельной крови, повышение текучести эритроци тов, усиление фибринолиза. Встраиваясь в структуру кле точных мембран, омега3ПНЖК возвращают им полу жидкую консистенцию, при этом в значительной степени улучшается проведение нервных импульсов [33].

При приеме омега3ПНЖК у детей исчезают явления астеновегетативного синдрома, уменьшается вегетатив ная нестабильность. Высокое содержание омега3ПНЖК в ЦНС у детей позитивно влияет на процессы передачи нервных импульсов и улучшение кровотока в капиллярах головного мозга, способствует улучшению когнитивной функции, уменьшает утомляемость детей, повышает рабо тоспособность [13,15,17,35].

    Особенно   важно   оптимальное содержание

омега3ПНЖК для детей в периоды интенсивного роста и нагрузок, связанных с обучением, учитывая хрониче ские стрессовые состояния в школьном возрасте. Омега 3ПНЖК улучшает адаптацию детей к новым социаль ным условиям. Дефицит длинноцепочечных омега3 (ДГК и ЭПК) может быть причиной синдрома дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ), который наруша ет обучение детей [6,9,36].

Как показали исследования Ю.В. Марушко и соавт. (2013), применение препарата омега3 ПНЖК позволило значительно улучшить когнитивные функции у детей начинающих школьное обучение. Применение  препарата омега3 ПНЖК позволило повысить адаптационные воз можности, уменьшить риск вегетативного  дисбаланса. У школьников младших классов улучшилась  память, внимательность, персептивные навыки. Значительно реже, чем в группе сравнения, отмечалась депрессия, тре вога, перепады настроения, значительно уменьшился риск школьной дезадаптации, а, следовательно, и риск вегетативных пароксизмов. У этих же детей, в процессе применения препарата группы омега3 ПНЖК, изучался жирнокислотный спектр слюны, который мог свиде тельствовать об особенностях липидного баланса у этих детей. Если вначале обследования качественный и коли чественный спектр липидов слюны у детей был преи мущественно изменен, то в процессе регулярного приема препарата омега3 ПНЖК произошла существенная нор мализация липидного спектра слюны, что авторы право мерно расценили как один из критериев нормализации этого вида обмена веществ [13].

Влияние препаратов омега3 ПНЖК при ведущих кардиососудистых проявлениях ВД у детей основывается на его гиполипидемическом, антиатерогенном, антиагре гантном, гипокоагуляционном и вазодилатирующем эффектах. При поступлении в организм омега3 ПНЖК происходит угнетение синтеза липопротеинов очень низ кой плотности (ЛПОНП), что позволяет значительно снизить риск атерогенных эффектов, возросших в послед нее десятилетие и приобретших черты явного «омоложе ния» [1,13,17,36].

Особо следует выделить интересные исследования, проведенные в ГУ «Институт ПАГ НАМН Украины»

Л.В. Квашниной и соавт. (2013). По данным исследовате лей, у детей младшего школьного возраста с различными формами ВД имеют место нарушения вегетативного гомеостаза в виде исходной ваготонии (75,6% детей) с асимпатикотонической (43,2%) и нормальной (35,1%) вегетативной реактивностью. В липидном спектре крови обследованных в 86,1% случаев отмечались различные нарушения в виде гиперлипидемии, гиперхолестерине мии, гипертриглицеринемии, увеличения ХС ЛПНП, снижения ХС ЛПВП, увеличение коэффициента ате рогенности (КА) по сравнению со здоровыми детьми [17].

Авторами продемонстрирована эффективность препа рата группы омега3 ПНЖК при дислипопротеинемии у детей с различными вариантами ВД. Клинический эффект у 74 детей с различными вариантами ВД исследо ватели объясняют: снижением синтеза триглицеридов и их транспортного белка аполипопротеинаВ за счет усиления экскреции общего холестерина и липопротеи нов (липопротеидов) очень низкой плотности в печени; синтезом фосфолипидов клеточных мембран и реали зующегося в результате этого мембранстабилизирующего действия. В результате таких механизмов возникают эффекты положительного влияние на эндотелий сосудов, в первую очередь за счет снижения жесткости сосудистой стенки.

Одним из клинически позитивных эффектов препара тов омега3 ПНЖК при ВД у детей, по мнению авторов, является его антиаритмогенное действие, которое обусловлено влиянием на мембранные насосы, в резуль тате чего происходит нормализация транспорта ионов кальция и магния. Этот эффект приводит к стабилизации электрического потенциала мембран кардиомиоцитов, что способствует уменьшению чувствительности клеток к аритмогенным факторам и в итоге значительно снижает риск возникновения сердечной аритмии. Поэтому группа исследователей ГУ «Институт ПАГ НАМН Украины» рекомендует использовать препараты омега3 ПНЖК в лечении и профилактике ВД у детей различных возраст ных групп [17].

Современные особенности течения ВД, сочетающейся с риском развития артериальной гипертензии, всегда чреваты возникновением гипертензивных кризов. В таких ситуация превентивное назначение препаратов с умерен ным антиагрегационным эффектом является патогенети чески оправданным. Как показали исследования J. Faseb (1992), омега3 ПНЖК способствуют: удлинению перио да свертывания крови; уменьшению агрегационной спо собности тромбоцитов за счет конкурентного вытеснения из клеточных мембран арахидоновой кислоты, которая является основным субстратом синтеза простагландинов, тромбоксанов и лейкотриенов. Кроме того, такие свойства ЭПК позволяют регулировать синтез высоко активных иммуновоспалительных регуляторов [21,33]. Спустя почти 20 лет после проведения указанных исследований появились работы, которые подтвердили их актуальность, а также доказали, что окисленные метаболиты ЭПК и ДГК — резолвины, докозатриены, нейропротектины — обладают как противовоспалительными, так и защитны ми, иммуномодулирующими свойствами [4,12,18,21,33].

Следует учитывать, что осень и весна — периоды существенных нагрузок на нервную и иммунную системы детского организма, а также наиболее критические перио ды по провокации возникновения пароксизмальной веге тативной недостаточности. Поэтому в эти периоды года дети различных возрастных групп особенно нуждаются в поддерживающей терапии препаратами омега3 ПНЖК [6,9,13]. Необходимо учитывать, что достаточное количе ство омега3 в организме уменьшает проявления атопиче ского дерматита, которые, по данных различных исследо вателей, в 66–82% сочетаются с различными вариантами ВС. Эта группа ПНЖК повышает регенераторную спо собность кожных покровов, слизистых оболочек, особен но слизистых ЖКТ [3,5,10,15].

Также омега3 жирные кислоты способствуют повы шению концентрации внимания и улучшению памяти. Об этом факте свидетельствуют многочисленные иссле дования, проведенные в рамках изучения синдрома дефи цита внимания/гиперактивности (СДВГ) (A.J. Richard son, M.A. Ross, 2000; A.J. Richardson, B.K. Puri, 2002) [36]. Так, ученые из Оксфордского университета (Англия) установили, что омега3 ПНЖК существенно улучшают навыки чтения, поведенческую и психосоциальную адап тацию детей с СДВГ. Препараты омега3 ПНЖК указан ные пациенты принимали в дозе от 3 до 7 капсул в сутки в течении 3–6 месяцев. Исследования по коррекции СДВГ детей продемонстрировали, что применение высо ких доз омега3 ПНЖК в сочетании с антиоксидантными средствами оказывают значительный эффект в лечении этой распространенной патологии. Результаты исследо вания еще раз подтвердили, что омега3 ПНЖК — чрезвы чайно мощная и важная субстанция для нейронов мозга ребенка [9].

К современным перспективным препаратам группы омега3 ПНЖК относится «Рейтоил» (REYTOIL). Одна капсула преарата содержит: рыбий жир (18/12 EPA/DHA 30%) — 1000 мг (содержит не менее 300 мг омега3 ПНЖК, в состав которых входят этиловые эфиры эйкоза пентаеновой кислоты — не менее 18%, докозагексаеновой кислоты — не менее 12%); масло ростков пшеницы — 100 мг. Препарат назначают детям в возрасте от 3 лет по 1 капсуле 1–3 раза в сутки во время или после еды. Курс применения — 3 месяца (цитирование по compendi um.com.ua — Прим. авторов).

Дополнительным «бонусом» препарата «Рейтоил» является наличие в нем масла ростков пшеницы, которое является источником витамина Е. Данная добавка потен цирует антиоксидантные свойства препарата, участвует в тканевом дыхании и других важнейших процессах тка невого метаболизма; защищает клетки и ткани от повреж дающего действия избыточного количества свободных радикалов и продуктов перекисного окисления липидов.

Препарат «Рейтоил» уже несколько лет используется в терапевтической, акушерскогинекологической, дерма тологической практике в Украине [4,10,18,23]. С октября 2016 г. этот препарат успешно применяется в Киевской городской детской клинической больнице №1 у пациен тов с ВД и при других состояниях. Рейтоил назначается с трехлетнего возраста. Перспективным назначением этого препарата при ВД является 2–3 базовых курса на протяжении года, особенно в периоды адаптационных нагрузок у ребенка.  

В заключение можно отметить, что такой широкий спектр лечебных эффектов, почти универсальность пре паратов омега3 ПНЖК, объясняют его эффективность при различных заболеваниях и «фоновых» состояниях. Трудно себе представить другую группу естественных нутриентов, которая обеспечивала бы такую фундамен тальность и одновременно такие перспективы и широту возможного практического использования, в том числе и у детей всех возрастных групп.

Поэтому применение препаратов группы омега3 ПНЖК в комплексной терапии вегетативных синдромов у детей является важным корректором нарушений цере броинтестинальных, цероброкардиальных и других взаимодействий. Перспективном в этом направлении является препарат «Рейтоил», который можно назначать с трехлетнего возраста (2–3 базовых курса на протяжении года, особенно в периоды адаптиционных нагрузок у ребенка).

ЛИТЕРАТУРА

1. Бережний В. В. Оцінка стану судинної стінки та функції ендотелію у дітей, хворих на системний червоний вовчак / В. В. Бережний, Є. Ю. Марушко // Здоровье ребенка. — 2013. — № — С. 17—21.

2. Биохимия / под ред. Е. С. Северина. — Москва : Гэотар+Мед, 2004. — С. 417—426.

3. Голусенко И. Ю. Фоновое лечение атопического дерматита незаме+ нимыми жирными кислотами Омега 3 и Омега 6 / И. Ю.

4. Голусенко // Вестник дерматол. и венерол. — 2004. — № 3. — С. 58—59.

5. Гопчук О. М. Застосування поліненасичених жирних кислот Омега+3 у комплексній терапії гіперандрогенних станів [Електронний ресурс] / О. М. Гопчук. — Режим доступу : http://medstrana.com/ articles/6504/— Назва з екрану.

6. Горелова Ж. Ю. Роль полиненасыщенных жирных кислот в лечебном питании детей с аллергическими заболеваниями / Ж. Ю. Горелова // Вопросы питания. — 1999. — № 1. — С . 31—35.

7. Громова О. А. Омега+3 ПНЖК и когнитивное развитие детей / О. А. Громова, И. Ю. Торшин, Е. Ю. Егорова // Практическая медици+ на. — 2012. — № 2. — С. 12—17.

8. Конь И. Я. Омега+3 полиненасыщенные жирные кислоты в профилактике и лечении болезней детей и взрослых [Электронный ресурс] / И. Я. Конь, Н. М. Шилина, С. Б. Вольфсон // Коллоквиум. Гастроэнтероло+ гия. — 2006. — № 4. — С. 3—54. — Режим доступа : http://ru.yhs4.se+ arch.yahoo.com/yhs/search?hspart — Название с экрана.

9. Корнева В. В. Медико+социальные последствия дефицита железа у детей / В. В. Корнева // Современная педиатрия. — 2015. — № 1. — С. 101—105.

10. Кузенкова Л. М. Поливитамины и полиненасыщенные жирные кислоты в терапии гиперактивности, расстройств с дефицитом внимания у детей / Л. М. Кузенкова, Л. С. Намызова+Баранова, С. В. Балканская // Педиатрическая фармакология. — 2009. — Т. 3, № 3. — С. 74—80.

11. Литинська Т. О. Застосування омега+3 поліненасичених жирнихкислот в клінічній дерматології [Електронний ресурс] / Т. О. Литинсь+ ка. – Режим доступу : http://worldmedicine.md/ru/main/textpa+ ge3/190. — Назва з екрану.

12. Майданник В. Г. Критерії діагностики та підходи до лікувань порушень церебро+інтестінальної взаємодії / В. Г. Майданник // 2016. — Здоров'я України : Педіатрія. — С. 12—15.

13. Мартынов А. И. Омега+3 полиненасыщенные жирные кислоты в кар+ диологической практике : методические рекомендации /

14. Марушко Ю. В. Досвід застосування капсул Смарт Омега для дітей зметою поліпшення когнітивних функцій / Ю. В. Марушко, Ю. Ю. Остапенко // Дитячий лікар. — 2013. — № 3. — С. 51—54.

15. Оганов Р. Г. Омега+3 полиненасыщенные жирные кислоты в профи+ лактике сердечно+сосудистых заболеваний, связанных с атеро+ тромбозом / Р. Г. Оганов, Н. В. Перова // РМЖ. — 2005. — Т. 13, № 19. — С. 1309—1313.

16. Педіатрія: національний підручник : у 2 т. / за ред. проф. В. В. Береж+ ного. — Київ, 2013. — Т. 1. — С. 828—856.

17. Перова Н. В. Омега+3 полиненасыщенные жирные кислоты в кар+ диологии / Н. В. Перова // Кардиоваскулярная терапия и профилак+ тика. — 2005. — № 4 (4). — С. 101—107