Влияние золендрононовой кислоты на костный метаболизм при остеопорозе

Ризамухамедова М.З., Ахмедова Н.А., Бобоев Н.М., Ташкентская медицинская академия

Остеопороз (ОП) - заболевание скелета, для которого характерны сниже­ние прочности кости и повышение риска переломов. Прочность кости отражает интеграцию двух главных характеристик: минеральной плотно­сти кости и качество кости (архитектоника, обмен, накопление повреж­дений, минерализация) [1].
 
Социальная значимость ОП определяется его последствиями - переломами позвонков и костей периферического скелета, обусловливаю­щими значительный подъём заболеваемости, инвалидности и смертности среди лиц пожилого возраста и, соответственно, большие материальные затраты в области здравоохранения.
 
Наиболее тяжёлые медико-социальные последствия обусловлены переломами проксимального отдела бедренной кости. Стоимость года лечения перелома бедра с включением госпитального периода и последующей реабилитацией в Бельгии составляет 15 тыс. евро, в Великобритании – 12 тыс. фунтов стерлингов, в Канаде - 26,5 тыс. канадских долларов.
 
Большие успехи клинической медицины за последние годы в обла­сти лечения ОП привели к разработке и широкому внедрению современных принципов диагностики и лечения заболевания. Хорошо очерчены факторы риска, что позволяет грамотно проводить профилак­тические мероприятия. Хотя остеопоротические переломы - главная причина заболеваемости, инвалидности и смертности, профилактика их возможна и необходима.
 
При ОП нет характерной, в том числе ранней, клиники, кроме уже развившихся переломов. В связи с этим знание и учёт факто­ров риска при диагностике, организации профилактики ОП и определе­нии тактики ведения пациента приобретают особое значение.
 
 При опросе пациента врачу необходимо собрать семейный анамнез, отражающий наличие и частоту переломов костей скелета, отсутствие/наличие деформации позвоночника и ее прогрессирования, выявить и оценить возможные факторы риска нарушений метаболизма костной ткани, которые имеют место у пациента или его родственников. Необходимо обращать внимание на пол и возраст, характер и тип телосложения больного, изменение этих параметров с возрастом. Считается, что женщины хрупкого телосложения со светлой кожей более подвержены остеопорозу. Клиническая картина ОП имеет характерные признаки: грудной кифоз, укорочение и сжатость туловища, расположение ребер на гребнях подвздошных костей.
 
 Мышцы у больных дряблые, с множественным болезненным миогелозом. Пациенты чувствуют постоянную боль в области позвоночника. Алгия может прослеживаться в области расположения ребер, опускающихся при нарушении осанки до гребня подвздошных костей. Могут наблюдаться лордоз или уплощение в поясничном отделе позвоночника. Важным критерием диагностики является уменьшение роста пациента, что может быть показателем компрессионного перелома тела/тел позвонков.
 
Большинство пациентов с ОП указывают на снижение трудоспособности вследствие быстрой утомляемости. При данной патологии усиление грудного кифоза приводит к гиперлордозу шейного отдела позвоночника и вызывает затылочную боль.
 
Самым доступным и широко используемым методом для оценки состояния скелета является рентгенологический, однако он позволяет фиксировать изменения в костях при потере около 25-30% массы, когда у пациентов уже имеет место выраженный ОП и возможны переломы. В современной клинической практике используют методы костной денситометрии, в сочетании с анамнестическими и клиническими данными являющиеся стандартным методом диагностики ОП и оценки риска переломов. На костных денситометрах оценка минеральной плотности костной ткани (МПКТ) проводится в соответствии с критериями, разработанными Всемирной организацией здравоохранения. Т-критерий представляет собой количество стандартных отклонений выше или ниже среднего показателя для пика костной массы молодых субъектов, /-критерий - количество стандартных отклонений выше или ниже среднего показателя МПКТ для лиц аналогичного возраста.
 
В Европейских рекомендациях по диагностике и лечению ОП у женщин в постменопаузальном периоде (2008 г.) рекомендуется начинать медикаментозное лечение пациентов моложе 65 лет при значении Т-критерия в проксимальном отделе бедренной кости <-1, если в семейном анамнезе есть сведения о переломе шейки бедра; <-2 - при наличии факторов риска (например, прием глюкокортикоидов и др.). При показателе Т-критерия -2,5 - ОП - требуется корректная медикаментозная терапия. Для оценки состояния МПКТ у детей, молодых мужчин и женщин, не достигших периода менопаузы, используется Т-критерий. Тактика лечения определяется с учетом данных денситометрии, факторов риска и патогенетических особенностей развития ОП [2].
 
Остеопороз - основная причина переломов шейки бедра, часто встречающихся у женщин старше 65 лет. У лиц пожилого возраста 90% переломов шейки бедра, как показали международные исследования, происходят на фоне ОП [3, 4]. К сожалению, наметилась четкая тенденция к увеличению частоты переломов шейки бедра на фоне ОП и в возрастной группе 50-60 лет.
 
Последствия переломов шейки бедра катастрофические: 20% больных погибают в течение полугода, у половины выживших после перелома бедра снижается качество жизни, а треть нуждаются в длительном уходе и оказываются в зависимом состоянии [4, 5, 6]. Переломы проксимального отдела бедра считаются наиболее затратными, так как помимо прочего требуют госпитализации. По данным ВОЗ, именно переломы проксимального отдела бедренной кости ставят ОП на 4-е место среди всех причин инвалидности и смертности [4, 5, 7].
 
Ранняя профилактика и лечение ОП позволяют замедлить развитие заболевания, снизить частоту переломов костей и улучшить качество жизни пациента. Основными целями лечения ОП являются замедление или прекращение потери костной массы, предотвращение возникновения переломов, уменьшение болевого синдрома и улучшение качества жизни.
 
Среди средств патогенетической фармакотерапии ОП, в зависимости от преобладающего механизма действия, выделяют три основные группы: препараты, замедляющие костную резорбцию; препараты, стимулирующие костеобразование; лекарственные средства многопланового действия.
 
Среди препаратов, подавляющих костную резорбцию, бифосфонаты наиболее широко применяются в терапии ОП и другой патологии костей [8, 9, 10]. Это класс лекарственных препаратов, созданных на основе неорганических пирофосфатов, синтетические производные фосфоновых кислот, которые отличаются в своей химической структуре заменой атома кислорода в молекуле пирофосфата на атом углерода - Р-С-Р.
 
 Кроме того, в структуре боковых цепей бифосфонатов имеются два радикала, один из которых облегчает физико-химическое связывание бифосфонатов с гидроксиапатитом, а другой - определяет биологическое действие препаратов на костные клетки [3, 6]. Селективное действие бифосфонатов на костную ткань связано с их высоким сродством с кристаллами гидроксиапатита кости. Это свойство определяет их способность откладываться в местах образования новой кости.
 
Бифосфонаты сохраняются в местах нового костеобразования до тех пор, пока не произойдет замена старой кости на новую кость [5, 11]. Основным фармакологическим эффектом бифосфонатов является снижение костного ремоделирования с более выраженным угнетением костной резорбции, чем костеобразования, а также снижение частоты активации ремодедирования. Препараты уменьшают или предупреждают отрицательное влияние на кость практически всех известных стимуляторов резорбции [8, 12]. Проникая в костную ткань, бисфосфонаты концентрируются вокруг остеокластов, создавая высокую концентрацию в лакунах резорбции. В исследованиях in vitro было показано, что бифосфонаты влияют на глюбину лакун резорбции, уменьшая ее.
 
В рандомизированном двойном слепом плацебо-контролируемом исследовании у 351 женщины в постменопаузе с ОП исследовали эффективность внутривенного введения золедроновой кислоты (ЗК) в дозах 0,25; 0,5; 1 мг каждые 3 мес, а также 4 мг раз в год и 2 мг каждые 6 мес по сравнению с плацебо. Через год во всех группах лечения увеличение МПК по сравнению с группой плацебо составило по поясничному отделу позвоночника от 4,3 до 5,1% (р<0,001), а по шейке бедра - от 3,1 до 3,5% (р<0,001), в дистальном отделе предплечья - от 0,8 до 1,6% (р<0,05, кро­ме дозы 0,25 мг 4 раза в год), всего тела - от 0,9 до 1,3% (р<0,03, кроме дозы 0,5 мг 4 раза в год).
 
У больных, принимавших ЗК любых дозах, наблюдалось значимое снижение костных биомаркёров. у 43 женщин проведена биопсия подвздошной кости. Ни в одном из слу­чаев не наблюдалось остеомаляции. Проведённое исследование не обла­дало достаточной статистической мощностью для определения различий в частоте переломов между группами лечения и плацебо. За период на­блюдения не выявлено переломов позвонков.
 
Зафиксировано 5 случаев периферических переломов, но при этом значимой связи между перело­мами и режимом лечения по сравнению с плацебо не выявлено. Миалгия и повышение температуры встречались чаще в группах лечения, в то же время процент больных, прекративших лечение, не отличался от группы плацебо (уровень доказательности В) [13].
 
В трёхлетнем двойном слепом плацебо-контролируемом исследо­вании HORIZON 7765 женщин с постменопаузальным ОП были рандомизированы в группу лечения ЗК (5 мг внутривенно раз в год) или в группу плацебо. Все больные дополни­тельно принимали 1000-1500 мг кальция и 400-1200 ME витамина D. Лечение ЗК привело к снижению риска переломов позвонков, по данным рентгеноморфометрии, за 3 года наблюдения на 70% в сравнении с плацебо (3,3% в группе лечения против 10,9% для плацебо; относительный риск (ОР) 0,30; 95% доверительный интервал (ДИ) 0,24-0,38) и к снижению риска переломов бедра на 41% (1,4% в группе лечения против 2,5% для плацебо; ОР 0,59; 95% ДИ 0,42-0,83) (уровень доказательности А).
 
Наблюдалось снижение периферических переломов, всех клинических переломов и клинических переломов позвонков на 25%, 33% и 77% соответственно (р<0,001 для всех сравнений) (уровень доказательности А). Через 3 года лечения в группе женщин, получавших ЗК, отме­чено достоверное повышение МПК бедра в целом (на 6,02%; 95% ДИ 5,77-6,28), шейки бедра (на 5,06%; 95% ДИ 4,76-5,36), и пояснично­го отдела позвоночника (на 6,71%; 95% ДИ 5,69-7,74) по сравнению с группой плацебо (р<0,001 для всех сравнений) (уровень доказательно­сти А).
 
Уровни всех биохимических маркёров костного обмена в груп­пе лечения достоверно снижались по сравнению с группой плацебо (р<0,001 для всех сравнений) (уровень доказательности А). Число ле­тальных исходов, больных с серьёзными нежелательными явлениями или прекративших участие в исследовании в связи с нежелательными явлениями в исследуемых группах достоверно не различалось. Однако у лиц, получавших ЗК, чаще, чем в группе плацебо, выявляли мерцательную аритмию (у 50 против 20 больных соответственно, р<0,001).
 
Пароксизмы мерцательной аритмии у 47 из 50 женщин были отмечены более чем через 30 дней после проведения инфузии. Частота инсульта как серьёзного нежелательного явления по группам не различалась, а частота смерти от инсульта у больных на фоне лече­ния ЗК составила 0,5%, в группе плацебо - 0,3% (р=0,15). Через 9-11 дней после введения ЗК отмечалось небольшое преходящее повышение концентрации креатинина в сыворотке крови.
 
Число женщин, у которых отмечали любой из 5 наиболее часто встречающихся постинфузионных симптомов в течение 3 дней после проведения инфузии (повышение температуры тела, миалгии, гриппоподобный синдром, головная боль, артралгии), в группе получавших ЗК было значительно выше, чем в группе плацебо (р<0,001). Однако частота этих симптомов в значительной степени снижалась при проведении последующих инфузии (р<0,001) [14].
 
Отчётов о развитии остеонекроза нижней челюсти представлено не было. В ходе поиска в базе данных нежелательных явлений и последу­ющего рассмотрения их результатов экспертами было выявлено 2 кли­нических случая возможного развития остеонекроза нижней челюсти: по одному человеку в группе плацебо и ЗК. У обеих пациенток после проведения хирургического вмешательства в ротовой полости отмечалась замедленная консолидация, завершившаяся после санации и курса антибактериальной терапии.
 
Это указывает на крайне низкий риск некроза нижней челюсти у женщин с постменопаузальным ОП, получающих бисфосфонаты, и на возможность развития заболевания и без применения бисфосфонатов. Схема лечения ЗК, требующая лишь одного введения препарата в год, не оказывает влияния на частоту этого нежелательного явления [14, 15].
 
Влияние терапии ЗК раз в год на частоту новых клинических переломов и летальность после перелома проксимального отдела бедра было изучено в рандомизированном двойном слепом плацебо-контролируемом исследовании у мужчин и женщин. Препарат вводили в первые 90 дней после оперативного лечения перелома проксимального отдела бедренной кости, а затем через каждые 12 мес. Средняя продолжительность участия в исследовании - 1,9 года. Частота новых случаев клинических переломов составила 8,6% в группе, получавших ЗК, и 13,9% в группе плацебо, что соответствовало снижению относительного риска на 35% (р=0,001). Частота новых клинических переломов позвонков была 1,7% и 3,8% (р=0,02), а периферических переломов - 7,6% и 10,7% (р=0,03) по группам соответственно (уровень доказательности А).
 
Летальные исходы зарегистрированы в9,6% случаев в группе лечения и 13,3% - в группе плацебо, что соответс­твовало снижению относительного риска летальных исходов независи­мо от их причины на фоне терапии ЗК 28% (р=0,01) (уровень доказательности А). Случаев остеонекроза нижней челюсти или неблагоприятного влияния на процесс консолидации переломов отмече­но не было. Частота нежелательных явлений со стороны почек и сердеч­но-сосудистой системы, включая мерцательную аритмию и инсульты, не различалась между группами [16].
 
В рандомизированном двойном слепом, двойном маскировочном многоцентровом исследовании проводилось сравнение МПК, костных биомаркёров, результатов гистоморфометрии и нежелательных явле­ний у постменопаузальных женщин с низкой МПК. Пациентки, ранее принимавшие алендронат длительностью не менее года (в среднем 4 го­да), были рандомизированы для приёма ЗК 5 мг раз в год внутривенно и алендроната 70 мг раз в неделю в течение 12 мес.
 
Динамика МПК поясничного отдела позвоночника составила 0,120% в группе ЗК и 0,828% - в группе алендроната. Уро­вень биомаркёров в группе лечения алендронатом оставался в пределах исходного уровня на протяжении исследования. В группе ЗК уровень биомаркёров снизился по сравнению с исходными значениями через 3 мес, а затем через 6 мес вернулся к базальному уров­ню и несколько повысился через 12 мес, оставаясь в пределах границ, характерных для пременопаузы.
 
 Частота нежелательных явлений была сравнима в обеих группах (86,7% при лечении ЗК и 80,4% - алендронатом). Костная биопсия показала, что оба режима снижают повышенный костный обмен, характерный для ОП. По заключению авторов исследования, пациенты, ранее принимавшие алендронат, могут быть переведены на лечение ЗКв режиме раз в год внутривенно с сохранением терапевтического эф­фекта, по крайней мере в течение последующих 12 мес (уровень доказательности В) [17 ].
 
Бифосфонаты захватываются остеокластами, где они нарушают формирование цитоскелета, необходимого для прикрепления остеокласта к костной ткани, а также снижают секрецию лизосомальных ферментов. Клеточный механизм действия бифосфонатов заключается в прямом ингибировании активности остеокластов, их подвижности, а также блокировании связывания остеокластов с костной тканью [9, 10].
 
Присутствие атома азота в боковой цепи объясняет особый механизм действия азотсодержащих бифосфонатов, связанный со способностью ингибировать процесс модификации белков в остеокластах, что ведет к апоптозу зрелых клеток и подтверждается появлением специфических изменений в клетке и структуре ядра [18, 19]. Действие азотсодержащих бифосфонатов, кроме того, ведет к потере клетками-предшественниками остеокластов способности дифференцировки и созревания, что в дальнейшем влечет за собой уменьшение популяции остеокластов. Однако точный молекулярный механизм действия бифосфонатов до сих пор не выяснен.
 
Наряду с антирезорбционными эффектами, бифосфонаты обладают тормозящим влиянием на процессы минерализации тканей скелета и мягких тканей [6, 20]. Остеобласты также являются потенциальными мишенями для бифосфонатов, поскольку влияют на функциональную активность остеокластов. Данные in vitro свидетельствуют о том, что под влиянием бифосфонатов остеобласты снижают секрецию остеокластстимулирующего фактора [5, 12, 18].
 
Помимо антирезорбционного действия, бифосфонаты обладают рядом анаболических эффектов, поскольку блокируют апоптоз остеобластов и остеоцитов и стимулируют образование новой кости [21, 22]. Важно отметить положительное влияние бифосфонатов на механическую прочность кости. Длительное применение бифосфонатов сопровождается положительными изменениями микроархитектоники кости, увеличением толщины трабекул.
 
Так, гистоморфометрическое исследование костных биоптатов показало, что микроархитектоника кости у женщин, получавших лечение бифосфонатами в течение 5-10 лет, соответствует микроархитектонике пременопаузальных женщин [21]. Всасывание препаратов происходит частично в желудке, и в основном - в тонком кишечнике [6, 23]. При пероральном приеме бифосфонатов всасывается 1-10% препарата, однако от 20 до 50% всосавшегося препарата депонируется в костях.
 
 Процесс всасывания снижается при их приеме одновременно с пищей, а также в присутствии солей кальция и железа. Также абсорбционный процесс уменьшают средства антацидного ряда. В костной ткани они сохраняются в течение очень длительного времени, практически всю оставшуюся часть жизни индивидуума [5, 6, 9]. Бифосфонаты не метаболизируются в организме и выводятся с мочой в неизмененном виде.
 
К числу побочных эффектов бифосфонатов при пероральном использовании относятся прежде всего нарушения со стороны желудочно-кишечного тракта (6-30% случаев): тошнота, рвота, диспепсические явления, абдоминальные боли, изъязвления слизистой оболочки пищевода и желудка [23, 24, 25]. Риск побочных явлений со стороны желудочно-кишечного тракта повышается при одновременном назначении вместе с нестероидными противовоспалительными препаратами. Редко наблюдаются мышечные и головные боли, кожные аллергические реакции и транзиторное повышение температуры. При внутривенном введении, особенно при несоблюдении правила медленной инфузии раствора, могут наблюдаться повреждения почек.
 
Поскольку препараты этой группы проникают через плаценту и способны отрицательно влиять на плод, их не следует применять во время беременности.
 
К основным эффектам бисфосфонатов по действию на костную ткань наряду с антирезорбтивным действием относят анаболический, связанный с дифференцировкой остеобластов и стимуляцией биосинтеза коллагена 1 типа.
 
Лечение ОП - длительный процесс, при этом в отсутствие надлежащей приверженности пациента к еженедельному или ежемесячному приему бисфосфонатов per os эффективность лечения снижается. В связи с актуальностью проблемы комплайенса больных широкое клиническое значение приобретают бисфосфонаты последнего поколения, в том числе золедроновая кислота (Золтонар), инфузия которой проводится 1 раз в год.
 
Золедроновая кислота (Золтонар) относится к новому поколению азотсодержащих бисфосфонатов. Как и другие препараты данного класса, после внутривенного введения ЗК локализуется преимущественно в матриксе в местах ремоделирования как компактной, так и губчатой кости. Пор действием указанного лекарственного средства происходит апоптоз остеокластов, что приводит к снижению резорбции кости и повышению минерализации.
 
Главной молекулярной мишенью ЗК в остеокласте является фермент фарнезилпирофосфатсинтетаза, который играет ключевую роль в мевалонатном пути, принимающем участие в биосинтезе холестерина. Продолжительный период действия препарата определяется высоким аффинитетом к активному центру фарнезилпирофосфатсинтетазы и выраженным сродством к минерализованной костной ткани. Антирезорбтивный потенциал ЗК в 10 тыс. раз превышает таковой бисфосфонатов I поколения.
 
Эффективность и безопасность лечения ЗК женщин и мужчин с ОП подтверждена в нескольких клинических исследованиях. В литературе имеются данные 3-летнего международного многоцентрового рандомизированного двойного слепого плацебо контролированного исследования HORIZON-PFT (The Health Outcomes and Reduced Incidence with Zoledronic Acid Once Yearly Pivotal Fracture Trial), в котором приняли участие 7736 женщин с постменопаузальным ОП. 3889 пациенток вошли в основную группу (терапии 5 мг ЗК в год), 3876 получали плацебо. Дополнительно пациентки как основной, так и группы плацебо ежедневно получали 1000-1500 мг кальция и 400-1200 витамина D. В результате на основе рентгенморфометрии было выявлено, что после инфузий (3 раза в течение 3 лет) ЗК (по 5 мг) имело место снижение риска компрессионных переломов на 70%, переломов шейки бедренной кости - на 41%. Риск невертебральных переломов у пациентов, леченных ЗК, снизился на 33%. Исследование подтвердило клиническую безопасность и хорошук. -переносимость препарата.
 
В рамках проведенного исследования HORIZON-PFT было изучено также влияние ЗК на ремоделирование кости и ее структуру. Биопсийные образцы были получены из крыла подвздошной кости 152 пациенток. На 5 образцах выполнены количественные гистологические исследования, а на 147 препаратах от 79 леченных пациенток и от 68 участниц, получавших плацебо, проведены микрокомпьютерная томография и гистоморфометрия.
 
В других исследованиях, выполненных в культуре клеток, сообщалось, что ЗК оказывает анаболическое влияние: стимулирует пролиферацию стромальных полипотентных клеток костного мозга, выступающих как предшественники остеобластов, а в культуре остеобластов повышает биосинтез сиалопротеина - белка, связывающего кальций и гидроксиапатит, что способствует минерализации кости. Кроме того, сиалопротеин способствует прикреплению клеток кости к коллагену, выступая как посредник во взаимодействии «межклеточный матрикс - клетки». Также в культуре остеобластов под действием ЗК зафиксировано повышение биосинтеза белка остеопротегерина, который является ключевым звеном ингибирования дифференцировки и активности остеокластов, что имеет большое значение в снижении резорбции костной ткани.
 
Исследование HORIZON-PFT было продолжено с целью изучить влияние продолжительной 6-летней терапии на показатели МПКТ и снижение риска переломов. Для этого 1233 женщины, которые участвовали в 3-летнем исследовании и получали ЗК, были разделены на 2 группы: последующего продолжения лечения еще в течение 3 лет (n=616) и плацебо (n=617). Первичной конечной точкой явилось измерение МПКТ в шейке бедренной кости после 6-летнего лечения по сравнению с 3-летней терапией, а также оценка МПКТ в других участках скелета, биохимических маркеров метаболизма, оценки риска переломов и переносимости препарата.
Было показано, что в группе женщин, леченных ЗК в течение 3-6 лет, МПКТ оставалась постоянной, в то время как в группе плацебо (после 3 лет лечения ЗК и 3 лет приема плацебо) МПКТ незначительно (на 1,04%) снижалась, оставаясь на более высоком уровне, чем до лечения. У пациенток, которые продолжали получать терапию золендроновой кислотой (Золтонар) в течение 6 лет, риск новых компрессионных переломов был ниже на 52% по сравнению с таковым у женщин, которые принимали лекарственное средство только 3 года.
 
В рандомизированном многоцентровом двойном слепом контролированном исследовании у мужчин с ОП проведена оценка влияния эффективности и безопасности применения инфузий ЗК (5 мг в год). Оценка результатов лечения проводилась на основе МПКТ и маркеров костного метаболизма. Было установлено, что ЗК может успешно использоваться и для терапии мужчин. Эффективность лечения ЗК подтверждена у пациентов с переломом шейки бедренной кости. В рандомизированном двойном слепом плацебо контролированном исследовании приняли участие 1065 пациентов, которые получали внутривенно инфузию ЗК (в дозе 5 мг), и 1062 пациента, получавших плацебо.
 
 Инфузию проводили через 90 дней после хирургического лечения перелома шейки бедра. Все пациенты (средний возраст 74,5 года) получали дополнительно препараты кальция и витамина D. Средний период исследования составил 1,9 года. Первичной конечной точкой был новый клинический перелом. Эффективность лечения подтверждена тем, что показатель новых клинических переломов шейки бедренной кости в группе пациентов, леченных после перелома ЗК, был значительно ниже и составил 8,8 против 13,9% в группе с плацебо; таким образом, при лечении было продемонстрировано сокращение частоты переломов на 35%. Кроме того, показано, что частота новых клинических вертебральных переломов у леченных пациентов составляла 1,7 против 3,8% у пациентов группы плацебо; невертебральных - 7,6 и 10,7% соответственно. Важным показателем явилось и снижение смертности на 28% в группе пациентов, леченных ЗК.
 
Экспериментальные исследования на животных свидетельствуют о положительном влиянии ЗК на регенерацию кости, однако необходимы корректные клинические разработки в этой области.
 
Таким образом тяжелыми осложнениями ОП являются переломы, которые становятся причиной нетрудоспособности, связаны со значительной болезненностью, нарушают качество жизни, увеличивают смертность и повышают затраты по уходу за больными. Конечная цель медикаментозной терапии ОП - снижение риска переломов.
 
Золедроновая кислота (Золтонар) - представитель нового поколения бисфосфонатов - вводится 1 раз в год, обеспечивая эффективное повышение МПКТ в течение года за счет снижения резорбции, повышения образования костной ткани и стимуляции метаболизма остеобластов. В клинических испытаниях внутривенное введение 5 мг ЗК показало снижение риска переломов бедренной кости и тел позвонков, а также периферических переломов у постменопаузальных женщин с ОП и у мужчин. Обязательным условием эффективного лечения ЗК является назначение препарата кальция с витамином D3.
 
Возможности ЗК в предотвращении потери костной ткани у пациентов с ОП и после оперативного лечения до конца не известны. Проводится изучение ее эффективности для профилактики перипротезного остеолизиса, повышения стабильности фиксирующих конструкций, увеличения минеральной плотности тел позвонков после спондилодеза и вертебропластики, для оптимизации репаративного остеогенеза. Новым направлением экспериментальных разработок является локальное использование ЗК для насыщения имплантатов с целью снижения перипротезного остеолизиса и стимуляции образования костной ткани.
 

 

Литература:
 
1. NIH Consensus Development Conference on Osteoporosis: Prevention, Diagnosis and Therapy. - JAMA, 2000. - Ne 287. - 785-795.
2. Корж Н.А., Дедух Н.В. Золедровая кислота в лечение ОП эффективность и безопасность// «Институт патологии позвоночника и суставов им. М.И. Ситенко НАМН Украины», г. Харьков.
3. Davidson M. R. Pharmacotherapeutics for osteoporosis prevention and treatment// J. Midwifery Womens Health. 2003; 48: 39-52.
4. Heaney R. P. Advances in therapy for osteoporosis// Clin. Med. Res. 2003; 1 (2): 93-99.
5. Риггз Б.Л., Мелтон Л.Д. Остеопороз. Этиология, диагностика, лечение. М.: Бином, 2000.
6. Щварц Г.Я. Фармакотерапия остеопороза. М.: Медицинское информационное агентство, 2002.
7.  Nguyen T.V., Center J. R., Eisman J. A. Osteoporosis: underdiagnosed and undertreated. Med. J. Aust. 2004; 180(5): 18-22.
8.  Boivin G. Y., Chavassieux P. M., Santora A. C, Yates J., Meunier P. J. Alendronate increases bone strength by increasing the mean degree of mineralization of bone tissue in osteoporotic women// Bone. 2000; 27(5): 687-694.
9.  Rodan G., Reszka A., Golub E., Rizzoli R. Bone safety of long-term bisphosphonate treatment// Curr. Med. Res. Opin. 2004; 20(8): 1291-1300.
10. Papapoulos S. E. Ibandronate: a potent new bisphosphonate in the management of postmenopausl osteoporosis//IJCP. 2003; 57: 417-422.
11. Eastell R. Treatment of Postmenopausal Osteoporosis. N. Engl. Med. J. 1998; 338(11): 736-746.
12. Mashiba Т., Turner C. H., Hirano T. et al. Effects of suppressed bone turnover by bisphosphonates on microdamage accumulation and biomechanical properties in clinically relevant skeletal sites in beagles// Bone. 2001; 28(5): 524-31.
13. Reid I.R., Brown J.R, Burckhardt P. et al. Intravenous zoledronic acid in posi menopausal women with low bone mineral density // New Engl. J. Med. - 2002. Feb 28. - Ne 346(9). - P. 653-661.
14. Black D.M.. Delmas P.D., Eastell R. et al. Once-yearly zoledronic acid for ire.itment of postmenopausal osteoporosis // New Engl. J. Med. - 2007. May 3 - Ne 356(18). - P. 1809-1822.
15. Grbic J.T., Landesberg R., Lin S.Q. et al. Incidence of osteonecrosis of the jaw in women with postmenopausal osteoporosis in the health outcomes and ieduced incidence with zoledronic acid once yearly pivotal fracture trial // J. Amer. Dent. Assoc. - 2008, Jan. - Ne 139(1). - P. 32-40.
16. Lyles K.W., Colon-Emeric C.S., Magaziner J.S. et al. Zoledronic Acid in Reducing Clinical Fracture and Mortality after Hip Fracture // New Engl. J. Med.-2007.-P. 357.
17. McClung M., Recker R., Miller P. et al. Intravenous zoledronic acid 5 rig in the treatment of postmenopausal women with low bone density previously treated with alendronate // Bone. - 2007, Jul. - Ne 41(1). - P. 122-128.
18. Hughes D. E., Wright K. R., Uy H. L. et al. Bisphosphonates promote apoptosis in murine osteoclasts in vitro and in vivo// J. Bone Miner Res. 1995; 10:1478-1487.
19. Pyon E.Y. Once-monthly ibandronate for postmenopausal osteoporosis: review of a new dosing regimen// Clin Ther. 2006; 28(4): 475-490.
20. Rogers M. J. New insights into molecular mechanisms of action of bisphosphonates// Curr. Pham. Des. 2003; 9: 2643-58.
21. Recker R., Ensrud K., Diem S. et al. Normal bone histomorphometry and 3D microarchitecture after 10 years alendronate treatment of postmenopausal women// J. Bone Miner. Res. 2004; 19:45.
22. Rogers M. J. New insights into molecular mechanisms of action of bisphosphonates// Curr. Pham. Des. 2003; 9: 2643-58.
23. Chesnut С.H., Skag A., Christiansen С. et al. Effects of oral ibandronate administered daily or intermittently on fracture risk in postmenopausal osteoporosis//J. Bone Miner. Res. 2004; 19(8): 1241-1249.
24. Ensrud К. Е., Barrett-Connor E. L., Schwartz A. et al. Fracture Intervention Trial Long-Term Extension Research Group. Randomized trial of effect of alendronate continuation versus discontinuation in women with low BMD: results from the Fracture Intervention Trial long-term extension//J. Bone Miner Res. 2004; 19(8): 1259-69.
25. Mellstrom D. D., Sorensen О. Н., Goemaere S. et al. Seven Years of Treatment with Risedronate in Women with Postmenopausal Osteoporosis// Calcif Tissue Int. 2004; 75(6): 462-468.